Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Тутта Карлсон

вездеходы

Мы лепили пузыри
Из воды и глице-и..
В этом слове "р", а значит
Не могу сказать иначе,
Я его забыла.
Из воды - и мыла!

Я дышала так легко,
Как в какао с молоком,
Чтобы радуга случилась,
Чтобы что-то приключилось,
Но не удавалось,
Но - не выдувалось.

Не люблю "не выдувается",
Когда мне не удавается!

Мама мне сказала: "Стоп.
Ну, не получилось в лоб.
Значит, в этой порции,
Напутали пропорции.
Значит, глицисложного
Взять поменьше можно нам,
То есть где-то треть,
Чтобы полететь".

Я почти что не мешала,
Пока мама смесь мешала,
Чтобы нас порадовать.
Чтоб случилась радуга.
Я добавила немножко
Мела с южного окошка.
Сказки света лунного.
И вдобавок плюнула.

Чтоб уж точно выдулось
То, что ночью виделось!

Мама утром принесла
Миску синего стекла,
Где внутри тот самый гли,
Мыло, то, что мы смогли
Так смешать, чтоб радуга
Появилась рядом. И

мы лепили пузыри
Из того, что изнутри,
Из какао с молоком,
Из коробочки с жуком
Из того, что получалось
Из того, что приключалось.
И оно летело
Так, как я хотела!
белый слет

#текущее

Он приходит с работы, усталый, как чёртов дьявол,
И ругает время, питон, си плюс плюс и яву,
И каких-то коллег,
Погоду,
Трамвай,
Аврал.

И ты чувствуешь это счастье,
Восторг, свободу.
Пусть ругает время, работу,
Коллег, погоду.
Будто ты не боялась минут до его ухода.
Будто он вообще
Ни разу
Не умирал.
Тутта Карлсон

велосипед

Я жил прекрасно,
Я жил, звеня,
Я жил без забот и бед
До этого дня,
Когда у меня
Сломался велосипед.

Я мог друзьям
Привезти еды,
Спасти девчонку с моста
Укрыть от беды,
Достать до звезды,
Читать поперёк листа.

Я знал все буквы
От а до я,
И, кстати, от я до а,
Быстрей, чем змея,
И цепче репья,
Я мог обогнать дома.

На нём был тормоз,
И был звонок,
И мышка возле руля.
Не чувствуя ног,
Шагал за порог,
Горячий, словно земля.

Он синий был
Серебристый был,
Весёлый и тёплый был.
Закончилась сказка
И стала быль,
Учебниковая пыль.

Я стал тяжелей
На тысячу тонн,
Я медленнее ужа.
Вступаю в вагон -
И дрожит вагон,
Автобус ползёт, дрожа.

Трамвай подгибает
Дуги колёс,
Не светится светофор.
Я толст и белёс,
Я мокрый от слёз,
Ну, просто стыд и позор.

Меня обгоняет
Любой зверёк,
Меня обгоняет дом.
И строчки,
Которые поперёк,
Лежат теперь грустно вдоль.

Усатый дядька
Сказал, грубя,
Обедом из-под усов,
Что это судьба,
Что дело труба,
И запер дверь на засов.

А высунувшись,
Ответил: "Фигня.
Починим его слегка."
Но целых три дня
Мне жить без коня,
Без тормоза и звонка.

Девчонка, держись,
Тяни паруса -
Качай мой мир на весу.
Прожить бы мне
Семьдесят два часа -
Я снова вас всех спасу!
nu

иногда корабли

Муж мой краснеет, когда разливает суп,
Солнце краснеет, когда разливает свет,
Вишня краснеет, когда укрывает сад.
Солнце июля. И муж разливает суп.

Он разливает суп и ломает хлеб.
Слышен вдали электрички печальный всхлип.
Скоро придёт сентябрь и будет хлябь,
Будет на лужах дождя ледяная сыпь.

Будет дрожать от ветра замёрзший сад,
Глянь, на сырой земле вишнёвая сыпь,
Муж разливает по чашкам холодный сок.
Муж разливает по мискам горячий суп.

Знаешь ли ты, как делают корабли?
Сыплют в бутылку немного сырой земли,
Вишен, ресниц и говора - но не суть.
Солнца закатного тёплый неясный блик.

Ещё насыпают песок, а потом трясут.
Получается мусор.
Иногда корабли.
белый слет

текст, которого не должно быть

И стул стоит и стол.
И дом растет.
И шелестит подол,
Звенит костел.

И кажется вчера
Мы у стола.
И странная игра
в колокола.


Ах, Венечка, ах, Венечка, какое было времечко,
Когда осколок солнечный летел из-под колес.
И ветер пах, как яблоко, и ночь была, как облако,
Мы плыли, как кораблики и не хватало слез.

Мы плыли, как кораблики, над нами пели зяблики
А может быть, не зяблики - синицы и чижи,
И книги были юными, крутили девки юбками
И ты мечтал ловить их там, над пропастью во ржи

Ловить их там над пропастью, в кораблике две лопасти,
Два паруса, два бортика, штурвал - на две руки,
Хрустящая соленая горящая вселенная,
Слепые и сопящие смешные дураки.

Нарос на киль коралл.
Закат наполз.
И это не игра,
А так, наркоз.

Почти не виден дом
У пропасти.
Вдохни холодный дым
И отпусти.

Ах, Венечка, ах, Венечка, мороз стучит по темечку,
Погас осколок солнечный под острым каблуком.
Качаются фонарики, ушел кораблик за реку
О ком ты плачешь, колокол, скажи теперь о ком,

Прошло то время смежное, когда мы были смелыми,
Когда могли мы что-нибудь купить из-под полы.
Ах, Венечка, ах, Венечка, упало в землю семечко,
И выросла из семечка высокая полынь

Ах, Венечка, ах, Венечка, горит и тает свечечка,
Вошло под ребра перышко, сорочье или чье.
Вошло - и бреет наголо, не отвечают ангелы,
Лишь петушки усталые пророчат над ручьем,

Что будет утро мглистое, что опадают листики,
Что все расстались ласково, как утро проросло.
Прочти и красным выдели: мы ничего не видели,
Оделись и разъехались без лишних вышних слов.

Расстались как всегда
Не навсегда.
Соленая вода
И поезда.

Ах, Венечка, ах, Венечка, сломавшаяся веточка,
Не плачет больше девочка, а шарик голубой,
По бесполезным поводам и под небесным пологом
Не встретимся, не встретимся, не встретимся с тобой.

Ах, Венечка, ах, милочка, дрожат и бьются жилочки
На сединой, как кисточкой, испачканных висках.
И хочется неистово не спать с тобой, не быть с тобой
А только эти ниточки губами приласкать.

Коснешься - и немедленно все то, что перемелено,
Клубами нафталинными опять - из кладовой
И развернется зарево, и все начнется заново,
И парус, ветром встрепанный, взойдет над головой.

Колокола колышутся, мы слышим то, что слышится,
Мы видим то, что видится, и мы идем на ют,
И снова, неуютные, нам машут девки юбками,
И ангелы, и ангелы, и ангелы поют.

Прошла пора горячая, слепые - были зрячими,
И парус тот лишь вытащен, что выброшен, что рван.
Почти что все забывшие, не ищущие - бывшие,
Кладем ладони ощупью на выцветший штурвал.


9.05.14-24.05.14 Прага-Мюнхен
белый слет

Lueneburg

Вишневским

Пухлощекий младенец уперся плечом в виноградную тень в темноглазом алькове,
Collapse )
  • Current Mood
    indescribable indescribable
белый слет

о том же

А кого я из вас любила? Да всех почти.
Паровоз, позёмка, помеха, пороша, память
Палимпсест дорожной газеты сомни, прочти
Подстели ее туда, где удобней падать.
Публикация на последней из трех страниц,
Где дешевые объявленья, где плесень, сало,
Это все, что мы можем хоть сколько-то сохранить
Записать без редактуры, вот так, чтоб сами.
Напиши туда, не жалей десяти рублей,
Это то, что отдашь ты нищенке у парадной,
Это то, что ты выикнешь в мерзлом чаду колей,
Возвращаясь с дурной попойки, послушай, ладно,
Не стесняйся себя, не пиши мне потом, порви,
Чтобы я зачеркнула все то, что писал мне будто,
Я уже домой, я прошу мне остановить
Между домом и пустырем, где-то возле будки.

А кого я любила? Того, кто не умирал,
Кто имел две руки, две ноги кривоносым счастьем,
Кто имел возможность не шляться к таким мирам,
От которых пока ни единый не возвращался,
Тротуары, темень, трамваи, тюрьма, твои
Золотые шаги, неслышные между нами,
Это наш полуночный мир, его сотворил
Кривоглазый бог, которого проклинали,
Потому что не стоит думать о том, что нас
Изберут из многих, дадут нам коньки и буквы,
Ветер гонит по переходу обертку «Натс»,
Между домом и пустырем, где-то возле будки.

Выходя из автобуса, чувствую боковым,
Нет, похоже, не зреньем, но чем-то почище зренья,
Как светло вылезают почки из-под коры,
Как звенят, разрезая воздух, тугие звенья,
Как в меня летит, не чувствуя под собой,
Ни себя, ни слез, ни слов, ни собак, ни света,
Голубая комета, клаксонный больной гобой,
Я все думала, что умру – но чтоб так, что в среду?

А кого я любила? Ты думал, что я о том,
Что вся жизнь пронеслась пред пустыми насквозь глазами
Наш любимый бог улыбнулся щербатым ртом,
Завещал мне свой единственный крик тарзаний,
Шелестит газета, голос, голодный гам,
Я уже написала тебе: «Всё нормально. Села.»
Всех, кого я любила – любила по четвергам,
Чтоб иметь возможность выспаться в воскресенье.
Не жалей десяти рублей, да чего там, ста
Наши жалкие чувства тянут на полстраницы,
Я пишу: я зла, истерична, плоха, толста.
Ты ответишь мне. И все это сохранится.
Пронеслась, что лукавить. Действительно пронеслась.
Только что там могло пронестись? Ничего и только
На закате спускается в воду простая снасть.
И кричит пустельга. И сладко. И голос тонкий.

А кого я любила? Кричит пустельга. Олень,
Подставляет волку жилку на тонкой шее.

Я подумала: помидоры по сто рублей
Надо было покупать. Ну, куда дешевле.
белый слет

бесполезное, несерьезное

Бесполезно на переправе менять коней.

Возвращались девочки с фестиваля,
На метро повально не успевали.
Заходили в бары и магазины,
Ветер дул с залива, весьма сквозило.

Ветер дул с залива и было мерзко.
Набирали длинные эсэмэски,
Что метро закрыто, что все в печали,
Запоздалые мальчики их встречали,

Уводили в кухни, кормили супом.
Ветер дул с залива, но было сухо.
Я успела в метро, я вошла в квартиру,
Было жутко сухо и очень тихо.

Бесполезно менять составы на перегоне.

Холодильник мёрз, согревался чайник,
Ветер дул с залива, кричали чайки.
Засыпали окна вокруг помалу.
Я о чем-то важном не понимала.

Ветер дул с залива и было жутко.
Я ведь так же, как ты, сочиняю шутки,
Я люблю вкус кофе и цвет брусники,
Я люблю ту же музыку, те же книги.

Ветер дул с залива и черт с ним. Мне же
Быть не трудно грубой, не сложно нежной,
И какой бы я ни держалась роли,
Мы с тобой не одной, мы похожей крови.

Но ни один мой шаг не приблизит тебя ко мне.

Я тебя боялась и между делом
Я росла над собой, а потом худела,
Ни один мой текст ни одним абзацем
Не поможет рядом нам оказаться.

Тяжело уснуть, тяжелей проснуться.
Мне б хватило ладонью тебя коснуться,
Ветер дует с залива и пахнет тиной.
Я люблю немногих. Увы, тактильно.

Возвращаясь домой, я была, как будто
Фестивальной девочкой-незабудкой,
Но потом я успела. И проиграла,
А она осталась. И завтра, рано,

Не одна дорога к дому в пустом вагоне.

Ни один мой текст для тебя не важен,
Ветер дует с залива. Сегодня влажно.
Я не знаю, муссон он или пассат он.
Я пишу сегодня без адресата.

Ветер дует надводный из индо-, афро-.
Я пишу сегодня, вчера и завтра
Ночь траву покроет росистым лаком,
Я сегодня кажется поняла, как


Бесполезно на переправе менять коней.
Бесполезно менять составы на перегоне.
Ни один мой шаг не приблизит тебя ко мне.
Ни одна дорога к дому в одном вагоне.