Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

из калмыкии

Четыре четверти меццо-форте

И если Богу нужны гимнасты - он точно выберет нас с тобой, таких крикливых и голенастых, и вечно ржущих наперебой, таких совсем сотворенных наспех, на спор, придуманных на слабо.
Не тех, кто пьет здесь Мартини Бьянко и кормит розовых поросят, а нас, спокойно сопящих в ямке от силы метр на пятьдесят, таких, что режет в глазах - так ярко, штанами по ветру парусят, лисят, зубастых смешных крысят.
И если Богу нужны артисты, танцоры, клоуны и шуты, паяцы в шапочках золотистых, то это, ясно же, я и ты. Как брызги чьей-то неловкой кисти на приготовленные холсты, напортить, прыгнуть и укатиться, пока художник ушел в кусты. Обнять, смеяться до немоты.
Не тех, что смотрит с тоской мадоньей сквозь непроглядные облака, а нас - ведь нас не сыскать бездомней, больней, безвыходней и бездонней, мы спим на теплых его руках. Мы знаем запах его ладоней - полыни, пота и молока. Мы не покинем его пока.
Бери нас, Боже, скорее, ну же, бери в гимнасты, в шуты бери. Тебе же вряд ли совсем не нужен огонь, живущий у нас внутри, хоть на секундочку посмотри.
Господь молчит, я хочу купаться, вокруг прозрачно и горячо. Смешно и сладко немеют пальцы, когда ты тычешься мне в плечо.
Господь поймал нас еще мальками и каждый миг разделил на два. Вода шумит, огибая камни, шуршит нечесанная трава. И пахнет солнцем и васильками твоя пушистая голова.

156,63 КБ
photo by ivanaxe
  • Current Music
    Олег Медведев - Машинист
белый слет

Лытдыбр Москве

Такие слишком медовые эти луны, такие звезды - острые каблуки, меня трясет от каждого поцелуя, как будто губы - голые проводки, а мне бы попивать свой чаек духмяный, молиться молча каждому вечерку, меня крутили, жили, в ладонях мяли и вот случайно выдернули чеку, за это даже в школе бы физкультурник на год освободил от своей физры, меня жует в объятьях температурных, высинивает, выкручивает навзрыд, гудит волна, захлестывает за борт, а в глазах тоска, внутри непрерывный стон, но мне нельзя апрель - у меня работа и курсовик пятнадцатого на стол.
Играю свои безвыигрышные матчи, диктую свой отточенный эпилог, чтоб из Москвы приехал прекрасный мальчик, и ткнулся носом в мой обоженный лоб. А дома запах дыма и вкус ванили, а дом-то мал и грязен, как я сама, а мне не написали, не позвонили, не приоткрыли тайные закрома. Таскаюсь по проспектам - как будто голой, да вот любой бери меня не хочу - и город цепко держит клешней за горло, того гляди задушит через чуть-чуть, приду под вечер, пью, залезаю в ванну, как тысячи таких же как я девиц, а что у вас немедленно убивало, здесь даже не хватает на удивить.
И это не любовь - а еще покруче, всё то, что бьет наотмашь, издалека. Такие слишком синие эти тучи, такие слишком белые облака.
Ребята, мой плацдарм до травинки выжжен, разрытые траншеи на полдуши. Ребята, как же я вас всех ненавижу, всех тех, кто знает, как меня рассмешить. Вы до конца на мне затянули пояс, растерли закостенелое докрасна, а после - всё, свободна, билет на поезд и поезжай в свой Питер. А в нем весна.
Но мне в большом пакете, сухпай на вынос отдали, нынче кажется, всё на свете, мне б успокоить это, что появилось хоть выносить, оставить в себе до смерти. Да вы богатыри - ведь пробить непросто махину эту - а по последней версии сто шестьдесят четыре живого роста, полцентнера почти неживого веса. Да я вернусь, когда-нибудь, да наверно, опять вот так, минуточкой, впопыхах, но у тебя очки и немножко нервно и волосы - специально, чтоб их вдыхать.
И как я научилась при вас смущаться и хохотать до привкуса на губах, как вы так умудряетесь помещаться в моей башке, не большей чем гигабайт? В моих руках, продымленных узких джинсах, в моих глазах, в прожилочках на висках, как удалось так плотно расположиться, и ни на миг на волю не отпускать? А жизнь совсем иначе стучит и учит - не сметь считать, что где-нибудь ждут-грустят. Как вы смогли настолько меня прищучить, что я во сне проспыаюсь у вас в гостях? Ведь я теперь не смогу уже по-другому, закуталась в блестящее волокно. Такие слишком длинные перегоны, такой свистящий ветер через окно.

Уйдите и отдайте мое хмельное, земное одиночество, мой фетиш.
А может быть я просто немножко ною, чтобы проверить, всё ли ты мне простишь.
  • Current Music
    Игорь Белый - Не бойся
nu

See the snow came down.(c)

А все эти наши проблемы, наши одышки, наши черные горячие неудачи оттого, что мы хватаем жизнь за лодыжку и сжимаем ее, и не знаем, что делать дальше. Как почти любимый - вдруг с губой искривленной неожиданно командует: "Марш в постель, мол". А она у нас воробышек, соколенок, голубая девочка с хрупкой нервной системой. Этот как в кино - вонючим дыша поп-корном, по бедру ладошкой потною торопливо, А она-то что? Идет за тобой покорно и живет с тобой, бессмысленной, несчастливой. И она смирится, душу смешную вынет и останется красивым бессмертным телом, но когда она наконец-то тебе привыкнет - ты поймешь, что ты давно ее расхотела.
Нужно нежно ее, так исподволь, ненарочно, отходя, играя, кудри перебирая, распускать ее по ниточке, по шнурочку, взявшись за руки собирать миражи окраин, и когда ты будешь топать в рубахе мятой и лелять в ушах мотив своего Пьяццолы, она выплеснет в лицо изумрудной мяты и накроет тебя своей радостью леденцовой.

Я не знаю, что избавило от оскомин и куда мой яд до капли последней вылит, у меня весна и мир насквозь преисполнен светлой чувственности, прозрачной струны навылет, от движений резких высыпались все маски, ощущаю себя почти несразимо юной, я вдыхаю запах велосипедной смазки, чуть усталый запах конца июня. Я ребенок, мне теперь глубоко неважно, у кого еще я буду уже не-первой. А вокруг хохочет колко и дышит влажно, так что сердце выгибает дугой гипербол.
И становится немножко даже противно от того, что я была неживей и мельче, и мечтала, что вот встретимся на Спортивной и не ты меня, а я тебя не замечу, и прикидываться, что мы совсем незнакомы, и уже всерьез устала, совсем застыла, и когда меня кидало в холодный омут оттого, что кто-то целует тебя в затылок. Только ветер обходит справа, а солнце слева, узнает, шуршит облатками Супрастина. Извини меня, я всё-таки повзрослела. Поздравляй меня, я, кажется, отпустила.

Это можно объяснить золотым астралом, теплым смехом, снежной пылью под сноубордом, я не знала, что внутри у меня застряло столько бешеных живых степеней свободы, я не стала старше, просто я стала тоньше, каждой жилкой, каждой нотой к весне причастна, вот идти домой в ночи и орать истошно, бесконечно, страшно, дико орать от счастья.

Мне так нравится держать это всё в ладонях, без оваций, синим воздухом упиваться. Мне так нравится сбегать из чужого дома, предрассветным холодом по уши умываться, Мне так нравится лететь высоко над миром, белым парусом срываться, как с мыса, с мысли. Оставлять записку: "Ну, с добрым утром, милый. Я люблю тебя. Конечно, в хорошем смысле".
  • Current Music
    Astor Piazzola - Despertar
белый слет

И уснул от счастья, которое я не умею описать...(с)

Говорят - что будет толк в Эмилии или в Жанне,
Что форма, мол, сильнее, чем содержанье.
Задыхаюсь в скучности карандашной.
Не буду слушаться - назову Дашей.

Или Наташей, или, допустим, Милой.
А что - ну, обычно, ну, привычно, но мило!
Не будет красивой, черноглазой и грустной.
Всё равно не получится. Будет - русой.

Не напишет песен, с неба звезду не схватит,
Будет всё читать, устроившись на кровати,
Будет слезы лить, будет кошка ходить за нею.
Вышивать не будет уметь - ведь я не умею.

Или, допустим, будет Олимпиадой,
Хорошее, правда, имя - хоть стой, хоть падай.
По-домашнему: Липочкой, топольком, осинкой.
В платочке нажестко накрахмаленном синькой.

Всё-таки Дарьей. Маленькой и никчемной.
Худенькой девочкой с нежной пшеничной челкой.
Девочкой, с обкусанными ногтями,
Ей на вид - ну шестнадцать, ладно, натянем.

Будет ездить в метро, склонившись устало,
Будет ругать себя - мол, ничем не стала,
И всё равно - помирать или жить так дальше.
А кто-то посмотрит и только губами: "Дашка..."
И оборвется дыханье.
  • Current Music
    Игорь Белый - Персонаж
nu

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь куда хочешь мчи.(с)

С ней было очень тяжело. То самое тяжело, когда "покой нам только снится", хоть бы она была за тысячу километров отсюда.
Во-первых, она была некрасивая. Не то чтоб глаза бы не смотрели, но и не ах. Невысокая, круглая, с резкими движениями. С вечно лохматой головой и растрескавшимися губами... хотя губы красивые были, особенно когда согреются, изогнутся гордо... да, что там губы.
Еще она постояно опаздывала. Когда не надо. А когда можно и притормозить, приходила за полчаса. И хоть потом и молчала, но ты всё равно знал, что она ждала и чувствовал себя последней свиньей, а кому ж такое приятно.
Ну и когда у девушки в ее двадцать руки изрисованы ручкой, а в рюкзаке вместо нормального набора расческа-пудреница-зеркальце хранятся фонарик, спички и нож, это тоже о многом говорит.
Еще она не любила себя. До отвращения. Носила балахонистые свитера и обвисшие джинсы, натягивала ночью одеяло по самый нос, не верила, когда ей делали комплименты. Действительно не верила. Время от времени ее пытались разубеждать, но скоро бросали это дело, считая, что раз человек так настаивает, то это кокетство скорей всего и ну его нафиг.
Разумеется, плюс ко всему хронические "никтоменянелюбит", чередующиеся с приступами истерического счастья, слезы, обиды...
Обижала-то она себя зря на самом деле. Что-то в ней было. Такое. На которое ловились. Может, как раз эта резкость, неприкаянность, ощетинность - просто возникал спортивный интерес как-то продраться через этот панцирь и посмотреть, что внутри.
А внутри оказывалось разное: балованная капризная девчонка и друг с собчей преданностью, королева, играющая людьми, как мячиками, и романтичный пацан, мечтающий о парусах и крыльях.
И она умела слушать. Рассказчиков-то много, слушателей меньше. Говорила она плохо, лучше писала, но слушала всегда увлеченно. Это притягивало.
И еще просто имя у нее было такое, которое очень легко выдыхается, даже непонятно, то ли это просто стонущее "А-а.." то ли в этом "А-а.." есть еще в середине звенящее колольчиком "ньк", от которого начинают петь за окном птицы.
С ней было тяжело. Без нее было проще, но очень грустно.
Она постоянно исчезала в каких-то лесах, срывалась неожиданно в другие города, звонила среди ночи: "Слушай, я сейчас около твоего дома. Пустишь?"
Ее лес был сосновым, с пружинящим мхом, ее поле было мокрым от росы и с травой выше плеч. Если бы она была рекой, то это был бы тот самый ручей в горах, в который больно сунуть руку - слишком уж он холодный.
С ней было тяжело. С ней было так тяжело, что как только она переставала быть рядом, ты начинал ее искать - потому что иначе не удержаться на земле.
Потом она выросла.
  • Current Music
    Долина В - А тонкая материя...
белый слет

Важно понять всё это и позабыть сейчас же. ©

Пишут, что в начале этого века
Снег был белей, а снегири
Пели звонко и чисто,
Как медные натянутые провода.
Collapse )

Под катом на самом деле очччень странное что-то. Вылезло из глубин подсознания.
  • Current Music
    белая Гвардия - Это всё ты
белый слет

Эк меня...

Если смешать все краски спектра,
Цвет получившийся будет белым...
- Заходи ко мне, чтоб забрать конспекты,
Если нечего больше делать!

Воздух пахнет дождем и болью,
Руки никак не могут согреться...
- Ты смотрел чемпионат по футболу?
Там, говорят, победила Греция.

Окна закрыты. Десятки, сотни
Глаз с ресницами занавесок...
- Пойдем по мостам гулять сегодня?
Я обещаю - будет весело!..

"Весело-Грустно." Пьеса Бетховена,
Незавершенная и отчаянная...
- Куртку возьми, а то будет холодно,
И не забудь, что в девять встречаемся

Как обычно, на Невском Проспекте...
Да, народу будет немало!
Если смешать все краски спектра...
А у меня получился алый...
  • Current Music
    А. Михайловская - Время по Гринвичу
белый слет

Занудный тест... Но правда же! ;))

Я Вы можете идти в любой поход и наверняка там бывали не раз!!
Возможно, и в горы поднимались, и вообще вы экстремал, вероятно, с хорошей спортивной подготовкой. Вам скоро самим можно будет походы водить! Или отправиться искать нефть и алмазы.
Стоит ли тебе идти в туристический поход?
  • Current Mood
    Пусто или другое
белый слет

А так на будущее...

Народ! А кто после Нового Года не будет весь в сессии и будет в этом городе... Поехали на лыжах кататься, а? Если, конечно, tushkanchik погоду не расколдует...
  • Current Music
    Зимовье Зверей - Плывущему - море!
белый слет

Хе-хе...

Летом я думала: "Вот блин, в этом году: и работу писать, и Олимпиады эти неприятные, и поступать, и черта в ступе... Осталось только у Судьбы попросить заморочек с личной жизнью для полного счастья..."
Однако, моя Судьба - забавная дама, всё-то она понимает буквально... А теперь еще не понимает, почему я ей неблагодарна?..
  • Current Mood
    stressed stressed