Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

белый слет

Ленский

Почему-то летом все время на все плевать,
Небольшая бричка спрятана в перелеске.
Господа, Онегину больше не наливать,
У него дрожит пистолет и все небо в Ленских.

Самый старший Ленский сутул, невысок, сердит,
Он корректен в формулировках, но зол до дрожи.
Кстати, облако, на котором он там сидит,
Принимает то форму кресла, то форму дрожек.

Самый младший Ленский летает туда-сюда,
Вот он, машет руками, неслышно о чем-то шутит,
А на нем нелепый заляпанный лапсердак,
И к щеке прилип одуванчика парашютик.

Двое Ленских отчаянно режутся в поддавки
Но похоже, что Ленский Ленскому проиграет,
Третий смотрит на это дело из-под руки
Солнце вспыхивает на острых фигурных гранях.

Ленский с удочкой меланхолик. "Скорей, тяни!" -
Восклицает Ленский, мнящий себя богемой.
Стайка Ленских о чем-то шушукается в тени,
Говорят, наверно, о Тане? О Геттигене?

И куда ни смотри - вот Ленский румян и бел,
Ленский взрослый и Ленский в тапочках и панамке
Наконец у рыбака клюет воробей.
Он спускается вниз из всей этой коммуналки.

Под ногами теплые камни, трава, земля,
Он снимает очки. Аккуратно цепляет леску.
"Ну так что", - говорит - "ты будешь уже стрелять?
Выбирай давай, какой тебе нужен Ленский.

Посмотри, это все бриллианты, графья, князья,
Выбирай, в кого отсюда попасть удобней."
Вот Онегин смотрит на удочку. Воробья
И на Ленского. И на солнце из-под ладони.

И зажмурив глаза, потому что такой сюжет,
Что нельзя не стрелять. В горячем июньском блеске,
Наплевав на все, в тоске и на кураже
Он стреляет в воздух. А попадает в Ленских.

Он не пьян, он не понял, он помер, он слишком мал.
Он по мокрой траве обалдело бредет куда-то.
Младший Ленский летит за ним, как большой комар,
На поляне застыли кони и секунданты.

Золотые блики скользят под густой листвой.
Пахнет медом и хлебом утреннего замеса.
Он стоит, обхватив руками замшелый ствол.
Между небом и ним удивительно много места.
  • Current Mood
    tired tired
белый слет

война и мир

Галке

Когда мне было столько лет, я, знаешь,
хотела очень броситься под поезд.
Не бросилась, поскольку до деревни
Дорог железных нам не провели.
Сквозь слезы изучала я в кровати
Рисунок тонких трещин потолочных,
И узнавала, что такое ревность
И прочие обычаи земли.

Когда мне было столько лет, я тоже
Однажды прямо в Автово сбежала,
И ехала в метро, расправив спину,
Прекрасно, удивительно одна.
Потом бродила в незнакомых липах,
Сбивала кожу новеньких сандалий,
А воздух пах апрелем, прелым пивом,
Влюбленным светом, ждущим дотемна.

Когда мне было - правда, это было,
Что возраст начинался с единицы,
Что правое колено было бурым
От ссадин, от кровавых синяков,
Тогда мне, помню, было так хреново,
Тогда, я знаю, было так чудесно,
От запаха обид и свежих булок
С укропом, сыром, жгучим чесноком.

Когда мне безразмерные футболки
Ложились так на худенькие плечи,
Что можно было дважды обернуться,
И оставалось место у груди.
Когда не получаешься на снимках,
На той пропавшей черно-белой пленке,
В которую попробуешь вернуться,
Но не вернешься цел и невредим.

Мне кажется, что в этом исчисленьи,
Мы, словно кошки, верим в девять жизней,
В двенадцать раз погашенную спичку,
В бесчисленное множество минут.
И, разбирая старые картинки,
И окунаясь в тот бездонный омут,
Ты вспоминаешь: вылетала птичка
И главное, что было - не мигнуть.

Когда мне было столько лет, я тоже,
Рыдала в плечи тех, кто много старше,
Но верила в Бабайку, в фею, в Санту,
Когда мне было... верю и теперь.
Не знала только ощущений "тошно",
"Безвыходно", "противно", "горько", "страшно".
Названия всех антидепрессантов
Гаданья на мороз и оттепель.

Я помню запах курицы и хлеба,
"Война и мир", показ ночной и тайный.
Французский дух, гусарский тонкий ментик,
А завтра нужно встать уже к шести.
Ты хочешь спать, Андрей лежит под дубом,
На выпуклом экране титры тают.
Ты веришь, ты спасешь его от смерти,
Тебе осталось только подрасти.
  • Current Mood
    tired tired
белый слет

Красный день календаря

Вообще принято считать, что любви с первого взгляда не существует. Потому что взгляд - это одно, а носки стирать другое. Ну и поговорить опять же только взглядом - сложновато. И к тому же взгляд взглядом, а если он вообще толстый, лысый и с четырьмя пятками вместо пяти? О, нет.
Особенно глупо влюбяться с первого взгляда по интернету. Там ведь дело получается не только в том, что носков не видно - а в том, что еще линзы, фотошоп, удачное освещение, все дела и любовницы за спиной переделаны в суровых обаятельных друзей. То есть совсем сложно.
Увы.
Я совершила все эти нелепые деяния и влюбилась с первого взгляда в мальчика из Москвы. "Ерунда", - скажете вы. "Вы правы" - скажу я. Во-первых, Москва и Питер, верное противоречие. Во-вторых, друзья и знакомые говорили, что у него неуравновешенный характер. В третьих, день рождения второго апреля - это плохая шутка. Ну и в конце концов блондин с голубыми глазами - это явный намек на ветренность и на то, что потом с ним не оберешься хлопот.
Но я западаю на блондинов с голубыми глазами, увы. Так что...
...на семейном совете мы решили, что всё-таки он переезжает ко мне в Питер, а не я к нему в Москву. Я собралась, взяла с собой гостинцев и в мае-месяце прошлого года я приехала просить его руки.
И что вы подумали? Правильно. На торжественном семейном обеде я так влюбилась в его брата-близнеца, что в Питер уехала уже с братом. Ох уж эти большие дружелюбные семьи...
Конечно - ведь в большой семье клювом не щелкай - он был очень миниатюрным.
Collapse )

Конечно, мы ничего не знали друг о друге - да что там, мы виделись в первый раз. Поначалу совместная жизнь казалась тяжелой: ему не нравилось, как я готовлю, мне не нравилось, как он обращается с моими вещами. Иногда я путала и называла его именем брата. Но каждый вечер, приходя домой, я видела, как он по мне соскучился, как он встречает меня и... о, да. Это многое искупало.
Конечно, в постели у нас тоже бывали недоразумения. Но всё это было скорее мелочами, на фоне которых продолжалось наше счастливое безоблачное существование.
Collapse )

Летом он тяжело заболел. Тогда я поняла, как я его на самом деле люблю.
Потом мне пришлось уехать на два месяца и я попросила пожить с ним подружку - потому что боялась, что сам он не справится. И - вы не поверите - все обошлось! Он встретил меня с распростертыми объятиями, возмужавший и похорошеший. И мы еще некоторое время жили втроем.

Сейчас я не очень уже представляю, как это я раньше без него. Конечно, он самодур. Он наглый. Он много ест. Он очень ревнив и вызывает на "поговорить" любого мужчину в моем доме. Он капризничает, если меня долго нет и иногда устраивает истерики.
Но как он нежен, какой у него голос, как он будит меня по утрам...
Блондин, вы же понимаете... с глазами... Да что там говорить.

Сегодня ему год.
Collapse )
Я тебя люблю.
  • Current Music
    Roxette - Listen To Your Heart
белый слет

Вечер большого дня

Он устает, конечно, but nothing special,
Молод, а дослужился уже
До вице-
Да, он успешен, конечно,
Он так успешен,
Что не находит времени
Удавиться.

Вечером он заходит, находит столик,
Просит "мне как всегда, но в двойном размере",
Так и сидит один и уходит только,
Если его выгоняет Большая Мэри
Или не Мэри, но Анна
По крайней мере,
К Вере и Сью он относится крайне стойко.

Да он успешен, он, черт возьми, успешен,
Днем бесконечно пашет, а ночью пишет,
Только глаза закроет, как сразу слышит,
Что из углов выходят, как на поверке,
Тотчас все эти армии черных пешек,
Все эти тетки с боками прогорклых пышек,
Те, кого он придумал, стоят и дышат,
Дышат и плачут. Он поднимает веки.

Слышь,- говорит одна - с добрым утром, отче,
Вот - говорит, посмотри, я измяла платье,
Оно мне стоило тысячи дальнобоев,
Один меня полюбил - отпускал в слезах аж.
Папа, - говорит, - я устала очень
Мне надоело быть этой старой блядью,
Этой звездой просроченного Плейбоя
Папа, я хочу на горшок и замуж.

Другой хватает его и кричит: "Всю зиму
Я обивал пороги ее парадных,
Я одевался так, как она просила,
Я уже сто страниц не курю ни крошки.
Слышишь, будь мужиком, не тяни резину,
Слышишь, давай, придумай меня обратно,
И напиши туда, где она простила,
Я ее никогда, никогда не брошу."

Третий говорит: "Вот тебе приспичит,
Тебя прикольнет, порадует, позабавит,
Тебе наверное весело. Мне вот грустно..."

Он открывает пачку, ломает спичку,
С третьей он прикуривает, зубами
Стискивает муншдтук до глухого хруста.

Он говорит: "Хотите мятных пастилок?"
Гладит их плечи, сжавшиеся в комочек,
Гладит их платья, севшие из-за стирок.
Шепчет, касаясь губами холодных мочек,
Я не могу, не могу не могу спасти вас,
Я не могу, не могу, не могу помочь вам,

Я не могу, не могу, не умею, хватит,
Надо было вас всех убивать в начале..."

Жена выходит из спальни в одном халате,
Хмурится: "Я услышала - здесь кричали..."

Он обнимает ее и целует в самый
Краешек губ и тихо легко смеется.
Он чувствует, как внутри у ней сердце бьется.

Мэри они придумали вместе с Анной.
От Мэри ему сегодня не достается.
  • Current Music
    Кира Малыгина - Я - чучело, я - пугало
белый слет

Обо всём по полслова.

Москва, случившаяся пару недель назад, перевернула меня наоборот, выжала досуха и заставила думать в другую сторону.
Очень это сложно - когда сначала мыслишь кучей всяких понятий - ревность, обида, зависть, неумение выразить словами всё то, что хочешь выразить, прочее, то, что кружит голову и заставляет брызгаться словами в разные стороны... И вдруг - всё это исчезает и остается только способность любить - спокойно и изнутри. Трогать руками, знаете - до тепла и дрожи. И грустить - когда это теплое отходит в сторону.
Нет, это не плохо. Это даже хорошо. Но как-то я еще не освоилась в двумерном мире. Мне хочется общаться, разговаривать, я в кои-то веки даже разучила пару новых песенок и делаю по утрам часовую зарядку. Хочется работать - так, чтоб не было ни минуты свободного времени - пока не найти этой работы (кстати, может, кто подскажет?), я ищу, ищу.
Жить так, чтобы засыпать в тот момент, когда голова опускается на подушку.

Спасибо вам, милые, за то, что вы меня любите. Мне даже не верится. И разрешите мне еще немножко помолчать, приноровиться? Я пока опасливо сижу, смотрю из угла, принюхиваюсь.

Я постараюсь привыкнуть.
Спасибо.
  • Current Music
    Паперный - Черепаха
белый слет

Я выдам замуж старшую дочь и перестану спать.(с)

Там, где ветер вычищен, свеж, черняв,
Там, где желтое солнце хрустит поджаристо,
Господи, верни мне хоть немножко меня.
Пожалуйста...

Наверное, раньше - проще, но я не помню, счастливый, неосмысленный истукан, я помню - радуга влезла на подоконник и зацепилась краешком за стакан. На фотопленке видно: лежу с раскрасками, грожу кому-то маленьким кулаком, родные руки, теплые, пахнут ласково, фиалками и, наверное, молоком;Такой вот ангел в путанице пеленочной, вокруг все охают, ахают: "Ну, дела!.." Не знаю, говорят, я была смышленая, заговорила, раньше, чем родилась. Что ж - говорят, и ладно, поверю на слово, молочный не отвяжется запашок, ноябрь, глухая осень - случайно, наскоро, а дальше - что поделать - отсчет пошел.

А дальше - тоже слабо - но всё же явственней - как тихие слова, как последний вздох, весенний первый грипп налетает ястребом, хватает и уносит в свое гнездо. Считая, что я не слышу, прозрачным шепотом, дыхание нервозное отпустив: "Как вовремя спохватились, кто знает - что потом? Еще два дня - и было бы не спасти." Запрятавшись, затаившись под чьей-то шубкой, я вникаю в эту горькую мамью речь. Я поняла - я маленькая, я хрупкая, мне нужно постараться себя беречь. Реву в подушку, легочным хриплым клекотом, выходит, жить - безвыходней и больней. Храню себя, боюсь, берегу далекую, неведомую искорку в глубине.

Стареет мама, вдруг умирает бабушка, так не бывает? Правда же? Ну, скажи... В широкой паутине забилась бабочка, и трепетом обвиняет меня во лжи, а мне двенадцать. Уличными кошмарами пугает телевизор под рождество. Я прижимаюсь к маме покрепче - мало ли, метет декабрь снежной гнилой листвой. Люблю тебя, пророчества не сбываются, вот только мертвый профиль... Народ, скамья. А в голове со скрипом, но выбивается: "Выходит, существую не только я." Освобождаю место под эту истину, вдыхаю, не пытаясь пока понять. На небе снова звезды - глазеют пристально на глупую беспомощную меня. Пришла из школы, красная - прямо с улицы, вздыхают: "Непослушная егоза." Чем ближе -тем всё правильнее рисуется, всё беспощадней смотрит глаза-в глаза.

Застенчивая, хоть порой и не в меру наглая, измучает и потупится "Извини..." А перед первым курсом подстриглась наголо, как будто бы это может всё изменить. Да ладно, всё бывает, хотя бы честная, какое "сложно" - просто семнадцать лет. Купила две тетрадки и пачку "Честера"- такой стандартный девочковый комплект. Дожди и ссоры, время на грани вымысла, в каникулы загорела - была в Литве - не то чтоб поумнела, скорее выросла, зато хоть научилась варить глинтвейн. Характер - да, не сахар, слова отточены, густая бахрома по краям штанин. Наверно, уже привыкла, что рядом топчется влюбленный и отвергнутый гражданин. И мама не гордится подобной дочерью, три ночи дома, месяц - друзья в Москве. А засыпать страшнее и одиночее, перехожу дорогу на красный свет.

Летят, летят минуты холодным бисером, дождем звенящим сыплются на ладонь. Люблю широкоплечих и независимых, очкастых, с рыжеватою бородой. Они сильнее неба и с каждым справятся, легко смеются, ветер, огонь в груди. Я их капризный ангел, но им не нравится, когда реву, цепляясь: "Не уходи". Такая осень, долгая неуютная, какой там страх - мне в прорубь бы с головой. Стираю письма - жгла бы, но жаль компьютера, и притворяюсь ласковой и живой.
Поет Нева и небо закатом застило, я слышу как поет подо льдом вода. Люблю очкастых - жизнь выдает глазастого, лохматого, узкоплечего - навсегда. Иду себе, шагаю по струнке тоненькой, из облаков вытягиваю лучи. Из детства лезет радуга с подоконника, босая радость, острая - хоть кричи, неистовая, искрящаяся, глубинная, светящаяся ночами, слепая днем. Сижу, учусь, читаю и жду любимого - Любимого - хоть гори оно всё огнем.

Проходит ночь, что может быть замечательней, за ней неслышным шагом приходит день, ищу себя, ищу под столом и тщательно, бессмысленно - меня уже нет нигде. Копаюсь в том, что глупо и возмутительно ошибочно называется головой. Остались: страх - за маму (звонок родителям), любовь (и страх, конечно же) за него. Набор цитат. Малиновая оскоминка. На теплом лбу каштановый завиток. И тонкое сияние с подоконника, разложенное на семь основных цветов.

Господи, неужто вот этот, в рясе,
Несет тебя на острие копья.
Боюсь за тебя, а вдруг и ты потерялся
Как я.
  • Current Music
    ЗЗ - Ассоль
белый слет

Вы, мужчины, всегда уходите дальше,/Чем долетают письма - за то и любим.(с)

И ладно, если бы всё плохо. Это очень просто, когда всёплохотакчтохотьобстенку - тогда можно реветь в голос и себя жалеть, и ругать за всё - за сказанное, за несказанное, за то что щеки из-за ушей торчат и уши из-за щек, за то, что ни с кем не общаешься и за то, что постоянно забиваешь на дела.
Или, допустим, когда ходишь счастливый и всячески влюбленный - тоже просто. Ходишь и мыслями всё поглаживаешь воспоминания - цвет глаз там, прядь волос на лбу, царапинки на руках... на пальцах бьются ощущения; как с бабочкиных крыльев - стираешь пыльцу потихонечку, чтоб надолго хватило. Впрочем, всё равно забываешь, что без пыльцы потом не взлетит, а поползет тихо помирать в своем уголку и на крыльях - уже песок будет шелестеть - ну да, это всё потом.
Когда вокруг снег и можно башкой в сугроб - тоже просто.
Сложно бежать по широкому полю, когда вот оно, направо - ух, необъятное, невдыхаемое, и налево - дальше неба, дальше солнца. И за спиной просторы невиданные и впереди дороги непройденные. И нужно бежать, бежать, а трава высокая заплетает ноги, тянет к себе, и кузнечики, как будто бы в ушах сидят эти кузнечики, а не бежать - задохнешься.
А еще сложно по канату идти, когда нету каната. А идешь с двумя кувшинами, до краев полными, в каждой руке и нужно не расплескать, ноги ставить аккуратно, и от этого так сладко, и руки напряженные, и всё тело в струнку... и срываешься, летишь к чертовой матери, мир вокруг в блестящих каплях, в глиняных осколках разбитых кувшинов.

И очень сложно говорить - когда знаешь, что каждое слово - это новый шаг по канату, которого нет. И теряешься в этих словах, несказанных, необъятных, заплетаешься и падаешь, разбивая коленки об сухую подсолнечную землю.
Романтика - это когда один против всех, но в поисках того, кто за тебя. За романтику бьют больно - потому что отблески алюминиевого меча режут глаза. Романтика - это когда лицо закрыто забралом. Если постучать - может, откроют?
Всё равно пустяки, встану, облизывая растрескавшиеся губы, стряхну грязь с платья и снова пойду к колодцу, по дороге пытаясь вспомнить, остался ли еще хоть один неразбитый кувшин.
В конце концов Колобок не плакал, когда Лисица съела его и довольно улыбнулась. Просто не успел.
В конце концов маленький спартанец не плакал, когда Лисенок, спрятанный за пазухой, грыз его живот. Просто не умел.
Да и в конце концов Маленький Принц не плакал, когда Лис расцарапал его душу и оставил сохнуть на ветру. Потому что так бы было нечестно.
  • Current Music
    Ольга Чикина - Белая
белый слет

Кто-то уйдет, кто-то вернется, кто-то простит, кто-то осудит...(с)

Я никогда не думала о ней писать и вообще старалась обходиться без этого слова. Но кажется, я окончательно запуталась. Дальше - попытка разложить всё по полочкам, хоть немножко...
Я не претендую на абсолютную истину, я пишу о своей, конкретной ситуации и о том, что получается у меня.

Collapse )
  • Current Music
    Татьяна Пучко - Скво
белый слет

Если им грустно, не плачут они, а смеются...(с)

Что бы сделать такого с горя,
Чтобы каждому по награде?
Строкой вдоль-дорожного леса
Истерик с огромным стажем.
Если каждый свернет гору
Своего любимого ради,
То альпинисты полезут
На стенки пятиэтажек.

Равнины нынче в почете,
Плюс-минус-плевать на горы.
- Послушай, кого я вижу!
Зайдешь на чашечку чаю?
А с жизнью - брак по расчету,
А осень - плата за город,
В котором случилось выжить.
А ты - наверно, случайность.
  • Current Music
    Venya Drkin - Mechta
белый слет

Мне до дому как раз не хватает пачки..(с)

Моё счастье, маленькое и грязное,
Иногда убирает когти
И позволяет почесать себя за ухом.
Оно, наверно, заразное,
В черных разводах копоти,
С острым забытым запахом.

Оно на коленях ерзает,
Оно требует пищи,
Молока и мяса, а не любовь и грусть.
Оно под окном мерзнет,
Оно чувствует себя лишним,
Оно грозится уйти, если я отвернусь.

Оно совсем одинокое,
Моё маленькое дикое счастье.
  • Current Music
    Venya Drkin - Serebryanny Sendey