Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

белый слет

Buxtehude

Маленькие зеленые города,
В которых всего три улицы и вода,
Да и воды-то в общем-то кот наплакал.
Ходишь по ним продольно туда-сюда
Темный фахверк, окошечная слюда,
Три основных пути - на базар, на плаху,

И в монастырь. Уж лучше к монастырю,
К теплой стене прижмусь и заговорю,
Вот я - твой маленький Мук, твой носатый карлик.
Яблоко на ладони, древесный срез,
Пусть он на мне поставит тенистый крест,
Пусть он обнимет каменными руками.

Вот ежевика пахнет на берегу,
Вот распускается памятник на бегу,
Не добежав, но не прекращая бега.
Вот горожане в розовых кружевах
Замерли, вилку взяв, но не дожевав,
Сев пообедать, но не завершив обеда.

Движешься, движешься в этом густом желе,
Нет, это не аккорд, это флажолет,
Нота, которой почти что и не бывает
Солнечный дождь без прищура, как смотрю,
Снова меня приводит к монастырю
И оплетает светом и кружевами.

Маленькие города на краю земли,
В них попадаешь случайно - захочешь ли
Выйти проветриться или увидев ратушу,
Выйдешь, увидишь - три улицы и вода,
Темный фахверк, окошечная слюда.
И уезжаешь на электричку раньше,

Так как иначе не вырвался б никогда.
  • Current Music
    Es regnet
белый слет

тишина

Улица тонет в шуме
как руки в шубе
как тонет мир в нераскрывшемся парашюте
ладно, пока мы шутим,
пока пишу.
когда я умру, я знаю, о чем спрошу.

не о том, почему весной вылезают листья,
почему у самых красивых повадка лисья,
кто придумал письма,
где родились мы,
и зачем вода быстрей бежит под мостом.
я спрошу его о не о том

я спрошу, почему меня утешала мама,
заплетала косы, совала мелочь в карманы,
а если ругала - то уж всегда за дело,
а потом поседела,
почему не я, а ты решился решать,
что теперь я сама должна ее утешать.

почему я теперь всегда засыпаю поздно,
сплю в неудобной позе,
в странной архитектуре
в грязной клавиатуре,
почему после стука двери, щелчка ключа
я умею только молчать.

почему никто не слышит, как я пою,
как наливаю чай, как пишу статью,
пью, веселюсь, блюю,
воду на кухне лью,
кормлю кота отвратительным серым кормом,
он грызет покорно.

почему, когда я умру, еще пару дней
мне лежать среди неглаженных простыней,
потому что никто не придет, никто не просил их.
ждать звонка, носилок.
почему я всегда куда-то обращена
где самая стылая, тихая тишина.

Почему мне никому не сказать, о том, как
голубы у него глаза, как запястья тонки,
как смешно у него загибается воротник,
как искрятся лучи - от них
у людей золотятся брови, светлеют лица.
почему мне этим некуда поделиться.

Почему я собираю его по крошкам,
По дорожкам, по не мне подаренным брошкам,
По чужим рассказам, по индексу публикаций,
Этих мысленных аппликаций
Никогда не склеить даже в попытку целого,
Почему я всегда теряю самое ценное?..

почему мне никому не сказать, как странно
когда мы сидим, склонившись перед экраном,
как наши ладони встречаются на тачпаде,
сплетаются наши пряди,
почему, когда я могу украсть только час его,
я неистово, невозможно и страшно счастлива.

почему весна всегда пахнет лимонадом,
почему мне от него ничего не надо,
ветер лохматит волосы, треплет ветки,
дом мой ветхий.
солнце закатное красное, как креветка,
когда я умру, передай от него привет мне.

Почему мне никак не придумать, как с ним расстаться,
Почему мы уходим спать, заменяя статус,
Выходя из окон джаббера, аськи, скайпа,
выдыхая, будто бы отпуская,
Желая спокойной ночи тому, кто невидим.
Почему, мне кажется,
мы никогда
не выйдем?


Предвосхищая вопросы: как мне справедливо указали, здесь действительно (хоть и подсознательно) есть ритмическая перекличка с Верой Полозковой. Привет, Вера!
  • Current Mood
    tired не выходи из комнаты
в бидоне

Песенка

Привязалась с утра, пришлось записать, причем самое сложное было - прекратить записывать. Этакий wishful thinking.
Я сначала запостила это во второй журнал, а потом подумала, что в общем, это не самый плохой способ рассказать в этом о своих планах.

Сашке.

Поедем, поедем в далекую даль,
Подарим друг другу билет на Эль-Аль,
И прямо в четверг, накопив на еду,
Оставим всё прошлое в прошлом году.

Оставим всё прошлое в прошлом году -
И счастье, и слезы, и всю ерунду,
Нас будут дожди провожать до дверей,
Поедем, поедем, поедем скорей.

Смотри, как, старательно пальмы завив,
Нас ждет Беер-Шева и ждет Тель-Авив,
И даже Эйлат, говорлив и патлат,
Без нас весь извелся бедняга Эйлат.

Нас город обнимет, дыша горячо,
И горькое море заплачет в плечо,
Там в воздухе пахнет войной и хурмой,
Поедем - и скажем, что едем домой.

Наш мир - мир соборов, коней и обид,
Связал нас и тихо под сердцем свербит,
Но мы, разорвав его пасмурный жгут,
Поедем туда, где нас любят и ждут.

Мы в мире звенящих браслетов и бус
Поедем в пустыню, заглянем в кибуц,
Накормим верблюдов, восславим царей,
Поедем, поедем, поедем скорей!

И тем, кто останется там, то есть здесь,
Мы будем писать обо всем, что ни есть,
Мы будем писать им - пусть кажется сном -
Квадратные письма квадратным письмом.

Из сердца мы будем писать на восток,
Направо направив на почте листок,
А в сердце мы станем на запад писать,
Налево склонив путевую тетрадь.

И будет с собой лишь по паре белья
И песенка эта смешная моя,
Хотя, если честно, мы столько поем,
Что можем вполне обойтись и бельем.

А год подбирается тихо к концу,
Когтями морщинок прибавив лицу,
Мы станем чуть старше, не станем старей.
Поедем, поедем, поедем скорей!
  • Current Mood
    high отпусти меня, чудо-трава
белый слет

Как живется вам - с стотысячной?(с)

Ты стони над ней, ты плачь по ночам над ней, или что там еще умеешь - тебе видней, а меня не слушай, я-то давно на дне,
Вот уж сорок дней.

А она рыжа в кудрях, а она тонка, а она открывает дверь тебе до звонка,
а он легка в кости и в руках мягка -
И нашла себе дурака.

Ты в обиду ее не даешь, ты вообще хорош, ты пуд соли ешь, последний ломаешь грош, ты ее защищай от бури и от порош,
А меня не трожь.

Вам-то в рай, вам нынче каждый дворец - сарай, примеряй ее, придумывай, притирай, ты в ее огне, в руках у нее сгорай,
А меня - сдирай.

Ты бросай плащи под ход ее колесниц, ты пиши ей "только без меня не усни", ты мотайся по дорогам и падай ниц
От ее ресниц.

Вырезай меня, под горло, под корешок. закрывай на ключ, остатки сложи в мешок, Если был вопрос - то он навсегда решен,
А ответ смешон.

Ты иди себе, не смотри, как я здесь стою, Ты, дурак, мою пригрел на груди змею, думал, я хожу по струнке, всего боюсь,
А вот я смеюсь.

Так что ты ее люби, кувыркайся с ней, езди в лес, ходи ботинками по весне, обнимай ее, прижимайся еще тесней,
А со мной - не смей.

А она в такие верует чудеса, пусть она запомнит все твои адреса, у нее в глазах открытые небеса,
У меня - джинса.

Только ты ее не пусти, ты сжимай в горсти, пусть она у тебя не плачет и не грустит, а когда она устанет тебя пасти -
Ты ее прости.

Пусть она тебя разденет, пусть оголит, ведь она живет, внутри у нее болит, пусть она тебя возрадует, окрылив,

Для моих молитв.
  • Current Music
    Astor Piazzola - El Tango
белый слет

Current mood

Зима застыла среди теней, завязла в сырой дремоте, я собираю в ладони дни, стараясь не растерять. Он пишет красками на стене, мечтающей о ремонте, седое небо дрожит над ним и плачет в его тетрадь.
Он дышит сухо и горячо, и так теребит прическу, что завитки на его висках почти превратились в нимб. Один стоит за его плечом, диктуя легко и четко, другой стоит за его плечом и вечно смеется с ним.
Он тощий, с родинкой на скуле, лохматый знаток историй, боится спать, по ночам дрожит и вовсе не знаменит. Он младше мира на столько лет, что даже считать не стоит, его друзья не умеют жить, пока он не позвонит.
Зима - какая уж тут зима, снег выпал, но за ночь тает, январь висит на календаре - как будто бы ни при чем. А я ревную его к стихам, которые он читает и собираю его в стихах, которые он прочел.
А я ревную - почти не сплю - к раскормленной кошке в кресле, к железной кружке, в которой он готовит зеленый чай. И если вдруг я его люблю, то разве что вдруг и если, скорее просто хожу за ним и снюсь ему по ночам.
А мне - как будто под хвост вожжой, скитаюсь и пялюсь букой, и снова встретившись с ним во сне кидаю: "А что б ты сдох." Я ощущаю себя чужой, непройденной гласной буквой, не "а", не "и", а густой, как мед, протяжный тяжелый вздох.
И если я полюблю, то мне уж лучше бы не родиться, сижу на спальнике на полу, глазами сжигаю шкаф. Он пишет красками на стене: "Давай не будем сердиться", мне остается лишь подойти и ткнуться в его рукав.
Он младше мира, часы стоят, дыханье моё сбивая, а я тоскую, грызу себя и книжные уголки. Я не люблю его, просто я практически не бываю, пока не чувствую на плече тяжелой его руки.
А я кричу ему: "Ухожу и вряд ли меня найдешь ты, по мне рыдают могильный холм и стены монастыря."
А я ревную его ко мне, безбожно и безнадежно
И собираю в ладони дни, стараясь не растерять.
  • Current Music
    Игорь Белый - Не бойся
белый слет

Кончилась наша пища, пряники на меду...(с)

Ходят катера по Малой Невке,
Дышит сонным воздухом Израиль...
Летку-енку пляшет девка Евка
Сразу после выхода из рая.

Ева пляшет. За забором прячась,
Ангелы глазеют через щелку,
Как она со лба рукой горячей
Мокрую откидывает челку,

Как она, шальная и живая,
Всё смеется, пятками топочет,
Как кипят листками-кружевами
Тополиные сухие почки.

Рушатся и возникают замки,
Прорубает царь окно в Европу...
И Адам над хвороста вязанкой
Замер, иногда вздыхая робко

И шепча: "Пойдем, темно уже ведь,
Да и что скажу потом отцу, и..."
Ева пляшет. Не мешайте Еве -
Мир живет, пока она танцует.
  • Current Music
    Ольга Арефьева - Девочка-скерцо
белый слет

Как на заре стучатся волны в парапет...(с)

Шар земной верчу на Пизанской башне.
Словно Чупа-Чупс, эскимо на палочке,
Если б я могла день вернуть вчерашний,
Звали бы меня Александром Палычем.

Я б была солидным, немолодым и
Я бы отрастила усы до пояса,
Я б курила трубку и кольца дыма
Грели бы оленей на Южном Полюсе.

Бороду себе отрастила б - как же,
Длинную, ухоженную, седую.
Ветер если свистнет - она покажет,
Как он нынче дует, куда он дует.

Я еще бы домик построил водный,
Чтобы исчезать - если жаркий день-то..
Я б еще... А я ведь живу сегодня,
Я второго курса сейчас студентка.

Да и дней-то жарких осталось мало,
И уже улетают куда-то птицы...
А вчерашний день - я б его поймала -
Только мне за башню не ухватиться.
  • Current Music
    Вл.Ланцберг - Сверим наши песни
белый слет

Отойдет, посмотрит, сплюнет и возьмет кувалду...(с)

Слушай! Какой-то ужас...
Вечером напала на меня
Так называемая романтика.
Из-за угла, по-подлому.
Из-за которой вроде бы нужно
Взгромоздиться на коня,
Натянуть мантию
И отправиться совершать подвиги...

При этом нужно быть рыцарем
Или прекрасной девушкой
С золотыми кудряшками
И аристократичным личиком...
Придется в чулане рыться мне,
Найти среди хлама дедушки
Ботфорты с блестящими пряжками
И меч, и щит поприличнее...

У меня бабушка старенькая!
Она испугается лошади,
Квартира, конечно, частная,
Но всё же из уважения...
И я не могу представить, как
В рамках моей жилплощади
Позволять себе слишком часто
Победы и поражения.

В любви изъясняться сбивчиво,
И чувствовать, как по ребрами
Колотится какая-то липкая
Горячая, злая смесь...
Я буду искать обидчиков
В задавленной небоскребами,
Полуразрушенно-хлипкой,
Сказке, где счастье есть.
  • Current Music
    М.Щербаков - Карриатиды
белый слет

Сумбур.

У входа в чистилище жирно и пажнет озоном,
В подробностях жизнь - значит, смерть - это смерть каждой буквы...(с)ЗЗ

От всего, что было, остался чуть липкий слой
Лишних слов, догадок… «Мне кажется, что сказали…»
Нынче в райском предбаннике как-то слишком тепло,
И немного влажно, как в жаркий день на базаре.

А в углу навалены в кучу, вне всяких мер,
Добродетели – от снежно-белых до темно-серых.
Те, кто «в» несут тем, кто «из» этот хлам в обмен
На ключи и замки от рая разных размеров.

Я не с тем, кто высок и светел, даже не с тем,
Чьи душа и тело из звонкой и чистой стали…
Я хочу, чтобы у меня появилась тень,
В чьей тени я могла бы скрыться, когда устану.

Тень в тени от тени. Смешно? Да, пожалуй, нет…
Не без тени, конечно, горькой и злой иронии…
Это, верно, гордыня, когда я хочу, чтоб мне
Открывалось всё то, что закрыто от посторонних.

Это, верно, гордыня, нахальная, будто слон,
Ненароком зашедший в сувенирную лавку.
Но в предбаннике рая нынче слишком светло,
Сильно пахнет деревом, краской и свежим лаком.

Мутно плавится в небе лужа цветных мастей.
И земля, пульсируя, глухо и жарко стонет.
Я молчу, потому что я не различаю тень.
Тень молчит, потому что ей без меня просторней.
  • Current Music
    М.Башаков - Сердце, полное тишины.