белый слет

(no subject)

Если тебе не нравится, как я излагаю, купи себе у Бога копирайт на русский язык.© Борис Гребенщиков
Тутта Карлсон

вездеходы

Мы лепили пузыри
Из воды и глице-и..
В этом слове "р", а значит
Не могу сказать иначе,
Я его забыла.
Из воды - и мыла!

Я дышала так легко,
Как в какао с молоком,
Чтобы радуга случилась,
Чтобы что-то приключилось,
Но не удавалось,
Но - не выдувалось.

Не люблю "не выдувается",
Когда мне не удавается!

Мама мне сказала: "Стоп.
Ну, не получилось в лоб.
Значит, в этой порции,
Напутали пропорции.
Значит, глицисложного
Взять поменьше можно нам,
То есть где-то треть,
Чтобы полететь".

Я почти что не мешала,
Пока мама смесь мешала,
Чтобы нас порадовать.
Чтоб случилась радуга.
Я добавила немножко
Мела с южного окошка.
Сказки света лунного.
И вдобавок плюнула.

Чтоб уж точно выдулось
То, что ночью виделось!

Мама утром принесла
Миску синего стекла,
Где внутри тот самый гли,
Мыло, то, что мы смогли
Так смешать, чтоб радуга
Появилась рядом. И

мы лепили пузыри
Из того, что изнутри,
Из какао с молоком,
Из коробочки с жуком
Из того, что получалось
Из того, что приключалось.
И оно летело
Так, как я хотела!
белый слет

#текущее

Он приходит с работы, усталый, как чёртов дьявол,
И ругает время, питон, си плюс плюс и яву,
И каких-то коллег,
Погоду,
Трамвай,
Аврал.

И ты чувствуешь это счастье,
Восторг, свободу.
Пусть ругает время, работу,
Коллег, погоду.
Будто ты не боялась минут до его ухода.
Будто он вообще
Ни разу
Не умирал.
белый слет

(no subject)

Я не встаю по утрам, а меня встают.
Делай добро, говорят, наводи уют,
Вышли отчёт, говорят, проведи урок.
Переступи порог.

Вымой посуду, вой или ной, но мой.
Где-то к полуночи я прихожу домой.
Чтобы себе не казаться совсем немой
Я говорю с хурмой.

Вот на столе хурма, за окном луна.
Бок её мягкий, розовый, как свеча.
Всё окончательно рухнет, когда она
Будет мне отвечать.

Я не встаю по утрам, я срываю срок,
Не высылаю отчёт, не веду урок.
Не отвечаю, не выхожу на связь.
- Эй, как жизнь?
- Удалась.

Кто-нибудь, дай мне силы на первый шаг,
Верных спряжений, нужного падежа
Гнать, ненавидеть, слышать, смотреть, дышать,
Видеть. Терпеть. Держать.
sorgenfrei

28

Мои подруги думают
В костюмах крепдешиновых,
Они врачи, лингвисты,
Математики.
А мне сегодня дома
Стиральная машина
Поставила финальный ультиматум.плюс ещё 72Collapse )
Тутта Карлсон

read more

Мы ходили по пляжу,
Немножко молчали
И немножко кричали,
Чтоб слышало эхо.
Мы на мокром песке
Все следы отмечали,
В каждом следе
Доехал! Доехал! Доехал!

Мы ходили по пляжу
И видели чаек:
Принесите-мне-чаек
И необычаек.
И инструкторы нам
Безнадёжно ворчали
Но мы видели чаек,
Морчаек, молчаек.

У меня был купальник
Отличной расцветки,
Чтобы стать, будто этот закат
Или ветка,
Быть в прибойном песке
Или крышечной стали,
Чтоб меня не поймали
И не посчитали,

А потом мы считали
Наборы ступенек,
И родители стали
Цвета ветра и денег,
Тёмно-карих монет,
Светло-серых соседей
В каждом вздохе:
Уедем! Уедем! Уедем!

Чтобы снова летать
Бесконечной подёнкой
И купальник они
Выбирали с издёвкой.
Но пока я следы
На песке отмечаю,
Я почти среди тех
Ковыляющих чаек.

Самолёт не взлетит -
Я не зря себя мучаю,
Набрала себе ракушек целую кучу.
Я брала их специально
С песком и стекляшкой
Чтоб взлетать было тяжче,
Внутри было слаще.

Вот пилот подойдёт,
Седовласый и строгий -
Я уверен, что вам будет сложно в дороге.
Вас не пустит граница,
Вам нужно спуститься.
Подберите нас,
Лёгкие чаячьи птицы,
Я хочу здесь остаться,
Расти и раститься,
Я хочу прямо здесь навсегда очутиться.

Там метро наполняет
Желудочки станций,
Там любой, кто стал старше,
Становится старцем,
Я уже проучилась,
Пять лет - будто валиком,
И меня проучить
Здесь способен едва ли кто.

И родители - будто им что-то не дали тут
Выгребают песок из промокших сандаликов.

И идут по тропической маленькой улице.
И ещё - не смотрю я! - немножко целуются.
белый слет

последний звонок

Тем, кто ещё пока не может это прочитать

Посмотри на часы, видишь, стрелки горят в темноте,
И крадутся легко, осторожно, по кругу, по следу
Часовая шарахнется вправо, минутная слева
Нагоняет её, то есть тень помещается в тень.

_____

Много ветра и много горячего дерева, первый час из последнего летнего дня.
Если стоит сегодня на что-то надеяться, то на то, что мне будет не жалко меня.
Луч фонарика вязнет в потёках смородины, повисает на ветках, в паучьей сети.
Я не знаю пока что, что будет не пройдено, но я очень боюсь никогда не пройти.

Что-то ходит вокруг, невозможно печальное, луч фонарика ярко ложится на бинт.
Я люблю тебя медленно и с опечатками, потому что я плохо умею любить.
Если вспомнить - река покрывалась мурашками, а потом уходила в лесок за спиной.
Если что-то случится - пусть будет нестрашное, я боюсь, когда страшное рядом со мной.

Если вспомнить - сентябрь. Невозможный и ласковый. Взял - и бросил, как в прорубь, - не бойся, живи.
Вот на мне повисает пучок первоклассников, им не страшно со мной говорить о любви.
Я учусь у них счастью, учусь у них честности, так нечестно меняя на буквы любовь.
А они демонстрируют юные челюсти в тёмных дырках от старых ненужных зубов.

Кем ты станешь потом? Я хочу воспитателем. Я хочу балериной. Хочу моряком.
Вы не станете, вы уже стали - спасатели - непоследним пайком, предпоследним звонком.
Я хочу в туалет. Я хочу быть, как бабушка. Я хочу до звонка рисовать на доске.
Это что? Это лошадь? Да нет, это бабочка! Точно, бабочка! Ты уже дружишь? А с кем?

И хватаешь как солнышко, как подношение, как единственный пропуск, как пряник и кнут,
Для неё - семилетней - лишь я утешение, на ближайшие пять с половиной минут.
Вы не станете, вы уже стали - ваятели. Грязным пальцем и бусинками на груди.
Я тебя ненавижу.
Люблю тебя.
Я тебя.
Что писать?
Можно, мне в туалет?
Ну, иди.

Мне не страшно представить всех ведьм, даже с мётлами. Мне почти что не страшно стоять на краю.
Я читала безумное, злобное, мёртвое. Я держала в руках безысходность свою.
Говорила с несмогшими, даже с не ставшими, не боюсь нелюбви, тошноты, темноты,
Только самое страшное - самое страшное - по косой, меж линеек: "Хочу быть, как ты".

Не хоти, подрасти, передумай, куда же ты. В тесной вазе лениво томятся цветы,
Это лето почти что до капельки дожито, капля лета убьёт.. Это лошадь? Нет, ты!
Это просто цветы, это стало традицией. Дома будет покой, тишина и кровать,
Это я убиваю тебя эрудицией, потому что я плохо могу убивать.

Много ветра и много горячего дерева. Жи и ши напиши обязательно с и.
Вот я стала учителем, что я наделала. Вот тебе моё счастье, не бойся, носи,
Притворяйся, как я, что ты сила, что ты сейчас переделаешь всё. Что все выси - тебе.
Мы когда-нибудь встретимся - дней через тысячу. И боюсь, что опять, как всегда, в сентябре.


Беспокойные чёлки, над бровью две родинки, на коленках белёсо сияют бинты.
На последний урок мы приносим смородину, в мягких ягодах вязнут щербатые рты.
Мне нельзя молоко.
У меня есть два братика.
Я хочу в туалет.
Я хочу моряком.
Без линейки, смотри, я рисую квадратики.
Можно я - через год - тоже буду звонком?

_____


То есть тень помещается в тень. Что-то будет, да чёрт бы с ним
Будет долго и счастливо, как там бывает всегда.
Луч фонарика медленно нежно ползёт за автобусом.
Это лошадь? Да нет, это бабочка, бабочка, да.
nu

про ромашки

Ю., чтобы у него больше не болела голова

Ты сегодня
Уснёшь на спине
Потому что среда,
Где есть пруд тепловодный
Большая земная вода,

Где ни плавать,
Ни плакать,
Ни думать о скорой войне,
А смотреть в камыши
И спокойно
Лежать на спине.

Там широкие лилии
Будто бы
В тёплых носках
Отражают закат
В белокрылых своих
Лепестках,

Там приходят коровы
И строго
Мычат на луну,
Выпивая из неба
Горячую голубизну.

Ты не будешь стонать,
Ты не будешь
Шептать горячо.
Небольшая волна
Поцелует
Худое плечо

Голубая волна
Пропоёт
Свой негромкий отбой,
И степенно она
Передумает
Быть голубой.

А с утра прекратится
Дурацкая
Боль в голове.
Белокрылая птица
Затихнет
В высокой траве.

И поверят
Ковыль, и ромашка -
Мечта не война -
Что когда-то
(Однажды)
Ты выучишь их имена.

Пусть у волка болит
(Лучше - ни у кого -
Никогда)
Пусть из каменных плит
Поднимается сладко
Вода.

Месяц лепит на небо
Печать,
И коровьи бока
Бесконечно молчат
На забытых своих
Языках.

_____

Ты проснулся и сел
Потому что
Случился четверг.
Лунный маленький серп
Раздробился,
Как каменный век.

Если будет четверг,
Нам не страшно
Представить итог.
Тянут лилии вверх
Белокрылый
Лохматый цветок.

Мы, ковыль и ромашка,
Надеемся -
вдруг не война -
Ты когда-то (однажды)
Придумаешь нам
Имена.
Тутта Карлсон

велосипед

Я жил прекрасно,
Я жил, звеня,
Я жил без забот и бед
До этого дня,
Когда у меня
Сломался велосипед.

Я мог друзьям
Привезти еды,
Спасти девчонку с моста
Укрыть от беды,
Достать до звезды,
Читать поперёк листа.

Я знал все буквы
От а до я,
И, кстати, от я до а,
Быстрей, чем змея,
И цепче репья,
Я мог обогнать дома.

На нём был тормоз,
И был звонок,
И мышка возле руля.
Не чувствуя ног,
Шагал за порог,
Горячий, словно земля.

Он синий был
Серебристый был,
Весёлый и тёплый был.
Закончилась сказка
И стала быль,
Учебниковая пыль.

Я стал тяжелей
На тысячу тонн,
Я медленнее ужа.
Вступаю в вагон -
И дрожит вагон,
Автобус ползёт, дрожа.

Трамвай подгибает
Дуги колёс,
Не светится светофор.
Я толст и белёс,
Я мокрый от слёз,
Ну, просто стыд и позор.

Меня обгоняет
Любой зверёк,
Меня обгоняет дом.
И строчки,
Которые поперёк,
Лежат теперь грустно вдоль.

Усатый дядька
Сказал, грубя,
Обедом из-под усов,
Что это судьба,
Что дело труба,
И запер дверь на засов.

А высунувшись,
Ответил: "Фигня.
Починим его слегка."
Но целых три дня
Мне жить без коня,
Без тормоза и звонка.

Девчонка, держись,
Тяни паруса -
Качай мой мир на весу.
Прожить бы мне
Семьдесят два часа -
Я снова вас всех спасу!
белый слет

***

Памяти Александра Руманова, который никогда никому не делал зла

Солнце сеет по небу мелкое просо,
Дождик от радуги к ягодам тянет канитель.
Взрослые умеют отвечать на любые вопросы,
Только отвечают почему-то вечно не на те.

Небо оттого лишь так сине, что так красивей,
Солнце оттого лишь жёлто, что так веселей,
Оттого лишь идущий дорогу всякую осилит,
Что под небом синим яркое золото полей.

Но под этим небом уткнувшись в облако печали,
Пробуешь спросить - для чего всё так не навсегда,
Для чего небесконечна дорога? Но не отвечают,
Льётся на тёплые щёки мёртвая вода.

- Мама, зачем мы сегодня спали, пили, ели?
- Спи, моё, солнышко, глупости забудь и усни.
И вздохнёшь украдкой - мама, почитай мне про Элли,
Там уже какой-то умный дядя всё объяснил.

Под спиной усталой змеится холодная простынь,
И тропинка после из жёлтого кирпича,
Проще отвечать на вопросы, когда ты не взрослый,
А когда ты взрослый, сложнее иногда промолчать.

Отчего не видно дальше, чем кончик собственного носа?
Отчего иногда навсегда закрывают глаза?
Взрослые умеют отвечать на любые вопросы,
Только почему-то молчат, когда нечего сказать.